Газета «Культура»

92 подписчика

Свежие комментарии

  • Сергей Дмитриев
    "На Казанском вокзале", на видном месте, на мраморной доске, крупным, отлитым в бронзе шрифтом, набрать стихотворение...На Казанском вокз...
  • GriG Ms
    В той гавнище руского майдана как и в нонешних было тыщи взглядов как улучшить самодержавские порядки -- у купцов одн...Человек из стали:...
  • Николай Кержаков
    Всем, всем, всем!!!! На смену ныне стоящей научно-познавательной Древне-греческой ЛУКАВОЙ философии уже в Пути ( при ...Русский код возро...

Шекспировские страсти по Генделю: в Большом состоялась премьера «Ариоданта»

Шекспировские страсти по Генделю: в Большом состоялась премьера «Ариоданта»

Запутанный и драматургически не самый убедительный сюжет композитор сумел положить на удивительную по красоте музыку, все достоинства которой удалось высветить в новой работе Большого. Постановка мэтра Дэвида Олдена стала достойным завершением театрального сезона.

Смело можно утверждать, что ренессанс опер Генделя, начавшийся в Европе в 1920-х годах, почти с вековым опозданием, но все-таки дошел до России. Среди заметных событий в подтверждение тезиса — плеяда блистательных концертных исполнений опер английского немца в Московской филармонии прошлого и уже нынешнего десятилетий, среди которых значится и «Ариодант», российская премьера которого состоялась в Зале Чайковского в 2011 году. За последние декады несколько заметных постановок появилось в региональных театрах страны. Например, пермская «Альцина» (2004) или уфимский «Геракл» (2015).

Большой театр ступил на барочную тропу не сразу — лишь в декабре 2015 года здесь появилась генделевская «Роделинда», перенесенная на московскую сцену из Английской национальной оперы. Вторым опытом в 2017-м стала «Альцина» того же автора — копродукция с фестивалем в Экс-ан-Провансе.

Теперь пришел черед «Ариоданта»: его театр решил представить под занавес сезона, не боясь ни традиционного летнего зрительского спада, ни ковидных ограничений и соблюдая все предписанные Роспотребнадзором правила.

«Ариодант» вновь продолжил линию на сотрудничество главного российского театра с Английской национальной оперой. Маститый мэтр Дэвид Олден перенес в российскую столицу свой спектакль 1993 года, поставленный когда-то в АНО (а лондонская работа — копродукция АНО с Валлийской национальной оперой), сделав заново декорации, бутафорию и сшив новые костюмы. На вопрос «Почему не стали делать новую постановку для Большого?» режиссер отвечает уклончиво: «Меня совершенно устраивает эта».

«Ариоданта» Гендель написал в 1735 году на закате своей карьеры оперного композитора. Его сочинения в «Ковент-Гардене» и в театре «Линкольнс-Инн-Филдс» публика встречала прохладно. «Ариодант» не стал исключением и выдержал только одиннадцать представлений. Источником вдохновения для либретто Антонио Сальви послужил «Неистовый Роланд» в интерпретации Людовико Ариосто. Действие разворачивается в средневековой Шотландии, которая, однако, как и большинство «стран» барочной оперы весьма условна: исторической правдоподобностью здесь и не пахнет (чего только стоят имена героев — совсем не шотландские!). Весь сюжет закручен вокруг интриг герцога Полинесса, цель которого – через женитьбу на наследной принцессе Гиневре достичь трона. Гиневра же влюблена в прекрасного рыцаря Ариоданта, следовательно, устранить соперника – главная задача Полинесса. Невольной помощницей в его кознях становится придворная дама Далинда, которая влюблена в коварного герцога. Полинессу удается почти все: Ариодант убит (или, по крайней мере, его считают погибшим), Гиневра в заточении по навету герцога, король ему абсолютно доверяет. Но чудесно спасшийся Ариодант, а также неудачная попытка Полинесса устранить ненужную свидетельницу его козней, то есть Далинду, в одночасье разрушают идеально выстроенную герцогом конструкцию. На поединке чести с братом Ариоданта рыцарем Лурканием Полинесс погибает, его коварство раскрыто и опера завершается счастливым финалом, в котором Ариодант воссоединяется с Гиневрой. Любопытно, что в этом сюжете много драмы и даже есть место трагедии, но совсем нет волшебства, как в других операх Генделя, написанных на сюжеты Ариосто.

Достаточно запутанный и едва ли способный воспламенить подлинный интерес и подлинные чувства сюжет находит воплощение в фантастической по красоте музыке. «Ариодант» — не самое популярное, не самое известное произведение Генделя, с которым бы ассоциировалось имя композитора в первую очередь. И тем интересней обнаружить в этом малознакомом опусе столько музыки, рожденной настоящим вдохновением, а не просто высококлассным мастерством ремесленника. Феноменальный мелодический дар композитора здесь явлен в своем полном, ослепительном блеске. С определенного момента вы просто перестаете обращать внимание на все то нелепое нагромождение ненатуральных страстей, коими изобилует сюжет, и остаетесь наедине с чистой музыкой – прекрасной и вдохновенной.

В Большом «Ариоданта» представили «по-генделевски» - с пышными сложными декорациями и активным участием балета, который композитор часто включал в свои постановки на английской сцене, дабы угодить вкусам тогдашней публики, что для московского театра — известного балетного бренда мирового уровня — очень кстати (хореограф Майкл Киган-Долан). Танцевальные сцены завершают каждый из трех актов оперы, как бы подводя эмоциональный итог всему происходящему на сцене.


Прекрасно показали себя солисты — как приглашенные из-за рубежа барочные звезды, так и собственные штатные певцы. Особенно хорош оказался француз Кристоф Дюмо: его Полинесс — расчетливый, честолюбивый, не лишенный обаяния злодей, пропевающий четко каждую ноту, искусно играющий тембром, динамикой и приводящий зрительный зал своим виртуозным контратенором в восторг. К слову сказать, это не первый Полинесс исполнителя: с этой партией он дебютировал когда-то в Венской государственной опере, её же исполнял и на одном из Зальцбургский фестивалей, а прочие многочисленные оперы Генделя еще с профессионального дебюта Дюмо прочно вошли в его репертуар. Стоит отметить, что его герой, именуемый в либретто «герцогом альбанским», родился и жил вовсе не на Балканах, а в Шотландии - есть там местечко под название Albany: в современном же русском варианте скорее бы стоило писать «герцог Олбани».


Порадовала и ирландское меццо Паула Муррихи в роли Ариоданта. С её прежними работами российский слушатель мог познакомиться в Перми на Дягилевских фестивалях, куда ее неоднократно приглашал Теодор Курентзис. Её герой отважен, нравственно чист и глубоко переживает трагедию в личной жизни. Мягкий прозрачный голос Муррихи особенно выразителен в лирических эпизодах и кантилене, но в мелкой технике на piano периодически теряется в масштабах Новой сцены Большого. Гиневра у нашей молодой сопрано Альбины Латиповой получилась женственной и мягкой, но в драматическом третьем акте, где оклеветанная девушка страдает в заточении, прося смерть скорее прийти, чтобы прекратить страдания, солистке явно не хватило трагизма.

Нужно отдать должное инструменталистам. Оркестр под управлением итальянского маэстро Джанлуки Капуано играет слаженно, четко, то следуя за певцами, то выступая абсолютно самостоятельно и ярко, то выразительно обнажая солирующий тембр, то объединяя все инструменты в изысканное музыкальное полотно.

Визуальное решение спектакля, над которым трудился художник Иэн Мак-Нил, оказалось технически сложным, динамичным и насыщенным. Здесь и бесчисленные зеркала, искаженные отражения в которых напоминают о зыбкости и неустойчивости изображаемого мира, и огромная крыша-цистерна, на которой коварный Полинесс обманывает наивного Ариоданта и которая с обратной стороны расписана в духе барочных потолков какого-нибудь европейского дворца; и страшные волны-жернова, по форме напоминающие неровно выдавленную зубную пасту сине-зеленого цвета — откровенно постмодернистское решение. 

Попадая в пространство этого спектакля, зритель не может однозначно сказать, в какой эпохе он находится. Тотальная условность декораций, не претендующих на создание исторического контекста, и их многоплановость (чего стоит только портал-окно на заднем плане) делают пространство сцены разомкнутым и многозначным.

В целом, спектакль получился динамичным и интересным. Даже репризы в ариях da capo, которые до недавнего времени беспощадно обрезали, нашли достойное развитие, вызывающее неподдельный отклик у слушателя XXI века. Какую бы оперу Генделя не выбрали в Большом для показа следующей, ясно одно — генделевский оперный ренессанс в России продолжается, набирая всё большие обороты.

Фото: Дамир Юсупов.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх