На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Газета «Культура»

163 подписчика

Свежие комментарии

  • Сергей Дмитриев
    ...Кеды министерки оттеняют и подчёркивают её возвышение над обувью окружающих. В кедах она далеко пойдёт по музеям Р...Ольга Любимова по...
  • Владимир Акулов
    Разные религиозные конфессии родились из-за нежелания отдельных пассионарных верующих подчиняться иерархии *г...Почему христиане ...
  • АНГЕЛ АНГЕЛ
    Приходит время когда приходится переосмыслить некоторые исторические события и сожалеть, что И.В.Сталину, Л.П.Берия и...В Госдуме призвал...

От эмпатии до эйфории: проект Марины Звягинцевой «Эмоциональный полив» в саду Бенуа

Московский художник представила в Петербурге паблик-арт проект, посвященный эмоциям.

Футуристическая башня, напоминающая бетонный тюльпан, возвышается над зеленым садом, в центре которого — круглый пруд с небольшим островом, заросшим деревьями. Этот парк в спальном районе Петербурга многие знают как сад Бенуа, хотя здесь нет настоящих живых цветов. Зато на прошлой неделе появились необычные букеты из разноцветных спиннеров: московский художник Марина Звягинцева, лидер паблик-арта в России, представила инсталляцию «Эмоциональный полив» — свой первый проект в Северной столице.

Сад Бенуа в Калининском районе находится в отдалении от привычных туристических маршрутов: от Петроградки сюда ехать около двадцати минут. Впрочем, Марине не привыкать: в 2009 году она представила в Москве проект «Спальный район», когда среди новостроек рядом с метро «Волжская» появились железные кровати, которые современные художники превратили в причудливые арт-объекты.

Тот проект, что называется, «выстрелил» и стал знаковым для ее творчества. Однако, как отметила сама Марина Звягинцева, петербуржские спальные районы сильно отличаются от московских, ведь в городе на Неве — богатейший «культурный слой». Так, сад Бенуа получил свое название в честь genius loci, архитектора Юлия Юльевича Бенуа, представителя знаменитой художественной династии. Многие помнят его как одного из авторов знаменитого дома трех Бенуа на Петроградке — роскошного здания в стиле неоклассицизма, над проектом которого работали также Альберт Бенуа и Леонтий Бенуа. Впрочем, Юлий Юльевич был не просто успешным зодчим: на склоне лет он решил заняться сельским хозяйством. Взял в аренду землю на окраине Петербурга и построил молочную ферму. Хозяйство оказалось весьма успешным: прилегающая улица даже получила название «Проспект Бенуа». Однако революция смешала все планы: молочную ферму национализировали и переименовали в совхоз «Лесное», а следы бывшего хозяина затерялись — по одним сведениям, он скончался в Вологде, по другим — в Ленинграде. Шли годы, город расширялся, и в 1968-м совхоз переехал в Ленинградскую область. Детище Юлия Юльевича — в частности, кирпичный коровник и красивый двухэтажный деревянный дом (дача Бенуа) — постепенно ветшали. И стало очевидно, что их ждет незавидная судьба: та же дача в 2001 году сгорела до фундамента. Однако нашлись неравнодушные люди, которые решили напомнить об истории этого места, а заодно подарить ему новую жизнь. В 2011 году руины фермы приобрели бизнесмены Елена Плахтий и Андрей Лушников. Елена Плахтий на открытии выставки Марины Звягинцевой рассказала журналистам:

«Мы купили здания, точнее, то, что от них осталось, на торгах. Нашей задачей было точно воссоздать их по сохранившимся чертежам и фотографиям. Мы сотрудничали со специалистами КГИОП (Комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры. — «Культура»), и в итоге была проведена действительно кропотливая работа».

Так появилось общественное пространство «Бенуа 1890»: кирпичный коровник превратился в семейный ресторан, а деревянная дача Бенуа — в коворкинг. Кроме того, в 2019 году публике представили сад современного искусства Benua Art Garden. Выставка Марины Звягинцевой «Эмоциональный полив» — уже восьмой показанный здесь проект. Над букетами из спиннеров и полипропиленовых труб возвышаются настоящие колонки-гидранты. Всего по саду разбросано пять арт-объектов, каждый из которых символизирует какую-либо эмоцию — эмпатию, спокойствие, эйфорию, вдохновение и нежность. Определенному эмоциональному состоянию соответствует собственная цветовая гамма: объекты окрашены с помощью авторской техники «биотипия», то есть живописи по воде. Идею сада, расцветающего от полива эмоциями, удалось воплотить очень быстро — по крайней мере, по меркам паблик-арта. Как рассказала «Культуре» Марина Звягинцева, выставка была подготовлена всего за пять месяцев.

— Я предложила на выбор два проекта. Один отражал мое восприятие Петербурга: это был взгляд туриста, человека со стороны. А другой я решила посвятить эмоциям. Ребята рассказали, как оживили это пространство, восстановили сгоревшие здания, и я подумала, что земля здесь пропитана эмоциями и нужно постараться их добыть. Колонка-гидрант — символ того, как можно из культурной почвы качать эмоции и выплескивать их в сад. Еще мне кажется, что негативные эмоции приходят сами, без лишних усилий, а вот позитивные эмоции нужно хранить, добывать, бережно выращивать. Кроме того, колонки-гидранты характерны скорее для прошлого века: их редко увидишь в повседневной жизни, даже купить оказалось нелегко. Они символизируют прошлое, когда для получения воды нужно было приложить определенные усилия, а не просто открыть кран. Зато пластиковые трубы — уже про современность, как и спиннеры — популярная игрушка у нынешних детей. Таким образом, мы качаем эмоции через прошлое в сегодняшний день. В итоге Андрей и Елена выбрали именно этот проект: они сказали, что он будет интереснее для местных жителей, — пояснила она.

Как же выбирали конкретные эмоции? Марина Звягинцева рассказала «Культуре», что в местных чатах был устроен опрос — жителей попросили назвать эмоции, с которыми у них ассоциировался сад Бенуа. Упоминались и эйфория, и вдохновение, и спокойствие, и даже эмпатия — которую художник сама собиралась добавить в список. «Каждый проект в паблик-арте начинается именно с эмпатии. Ты должен прийти туда, где будет установлен арт-объект, и прочувствовать это место, а также эмоции людей, которые им дорожат. Затем нужно воплотить свои ощущения в визуальный образ. Именно поэтому арт-объект, посвященный эмпатии, встречает посетителей сада Бенуа», — поделилась с «Культурой» Звягинцева.

А вот для лиловой «Нежности» Марина выбрала уединенное место. И публике это пришлось по душе: во время открытия выставки там, в тиши, рядом с кустом сирени сидела девушка с младенцем и мирно вязала (каждый арт-объект расположен на небольшом подиуме, под которым есть лавочка).

— Все-таки нежность — интимное чувство, не напоказ. Поэтому я предложила установить этот арт-объект на окраине сада. Кстати, в саду Бенуа иногда играют свадьбы, и я очень надеюсь, что около «Нежности» будут знакомиться и назначать свидания, — рассказала «Культуре» Марина Звягинцева.

И действительно, у произведений искусства, «выпорхнувших» из мастерской, — своя, отдельная от творца судьба. До конца октября инсталляцию «Эмоциональный полив» можно будет увидеть в саду Бенуа. Подготовлена также специальная программа: два раза в месяц для зрителей будут проводить экскурсии-медиации, планируются лекции о связи эмоций и искусства. А в ноябре арт-объекты переедут в один из новых кварталов Петербурга, и, как надеется Марина Звягинцева, их ждет долгая счастливая жизнь.

Выставка работает до 29 октября

Фотографии Сергей Власов/предоставлены выставкой "Эмоциональный прорыв".


 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх