Газета «Культура»

84 подписчика

Свежие комментарии

  • Игорь ВОСТОКОВ
    Статья написана недругом как СССР , так и современной России, помесь либерала и русофоба.Барбара Брыльска:...
  • ВЛАДИСЛАВ
    Манижа по своим манерам - это очередная Приходько. Та тоже вылезла из небытия за счёт России на Евровидении, а потом ...Манижа выступит в...
  • Елена Бреслова
    это лампа Алладина! надо потереть и вызвать джинаВ туннелях под Ие...

Налоговая удавка российского кинематографа

Налоговая удавка российского кинематографа

Для начала разберемся с составом участников российской киноотрасли. Это кинопрокат, дистрибуция и собственно производство.

При всех жалобах прокатчиков на свою тяжелую долю мы можем смело констатировать, что медленно, но верно количество кинотеатров растет. Заметим, все это происходит за счет исключительно частных средств. Коронакризисный 2020 год рассматривать не стоит, поэтому посмотрим, что было в 2019-м. По данным Международного cоюза кинотеатров (UNIC), в 2019 году в РФ было продано 216,3 млн билетов. Общие сборы российского кинопроката за 2019 год составили 55,4 млрд рублей (данные «Фонда кино»). Это почти на 10% больше, чем в 2018-м. Таким образом, при всех оговорках, здесь все более-менее нормально. Поскольку новые фильмы на российские экраны регулярно выходят, соответственно неплохо себя чувствуют и дистрибьюторы. Это, кстати, объясняет, почему в киносетях и дистрибуции у нас есть весьма заметный частный и даже иностранный капитал, а в самом производстве фильмов его практически нет.

Идем дальше. Российское государство очень лояльно относится к кинематографу. Только безвозвратные субсидии по линии Фонда кино за 2019 год превысили 2,4 млрд рублей. Еще почти столько же вложено в кинопроизводство другими путями.

Однако масштабные вливания напрямую от Минкульта и через Фонд кино ситуацию не изменили. Общее количество фильмов, снятых в России, не растет. Их качество в массе своей тоже. По-прежнему большинство дистрибьюторов отказываются покупать отечественные ленты, они отдают предпочтение голливудской продукции, хотя зритель готов смотреть качественное отечественное кино. Прокатчики совершенно справедливо говорят, что российские картины не дотягивают по уровню исполнения даже до самых дешевых иностранных фильмов.

Попробуем разобраться, почему это происходит. Как так получается, что, несмотря на налоговые льготы и значительные государственные вложения, отрасль продолжает деградировать. Все художественные споры стоит вынести за скобки. Обойдемся мы и без поиска виноватых. Кризис российского кино начался не вчера, и было бы просто глупо списывать его на некомпетентность отдельных лиц или чью-то злую волю. Да, есть в российском кино и дураки, и жулики. Но гораздо больше честных профессиональных людей, просто делающих свое дело в дурных условиях, с соответствующим грустным результатом.

Представляется, что основной проблемой является структура налогообложения. Это одна из немногих отраслей, которая полностью освобождена от НДС. Но реально налоговой льготой по НДС пользуются только прокат и дистрибуция. Для кинопроизводства эта льгота фактически несущественна. Все дело в том, что, когда вводилась эта льгота, фильмы снимали на пленке и в почти любом российском производственном бюджете расходы на пленку, ее обработку и прочую техническую составляющую составляли до половины и более расходов. Сейчас при съемке и постпродакшн в «цифре» эти расходы уменьшились до достаточно малых величин. Зато неуклонно растет налоговая составляющая при оплате труда персонала и других расходов производящей кинокомпании. Нет, формально налоги не повышались, однако постепенно государство перекрыло все лазейки «черных» и «серых» схем оплаты труда. И кинопроизводство бросилось в «индивидуальное предпринимательство» и «самозанятость». Но не надо обманывать себя, ИП и самозанятые тоже платят налоги и другие отчисления. Подобная схема снижает общую фискальную нагрузку отечественного кинопроизводства лишь на 10-15%.

На сегодня налоговая составляющая (общая сумма всех выплачиваемых налогов всеми участниками кинопроизводства) может превышать треть производственного бюджета. Отдельный трагикомизм состоит в том, что чаще всего это государственные деньги. То есть государство сразу отнимает треть того, что только что само дало. Более того, сама субсидия рассматривается как часть доходов кинокомпании и в некоторых случаях включается в налоговую базу. Стоит отметить, что это все совсем не бесплатные фокусы, поскольку и распределить, и собрать обратно тоже стоит весьма немалых денег. В результате значительные государственные средства, отпущенные на кино, уходят юристам, бухгалтерам, банкирам, чиновникам и налоговикам. То есть на все что угодно, но не на качество того, что на экране, а именно от этого зависит зрительский потенциал фильма.

Еще раз хочется отметить, что речь идет именно о производстве. То есть львиная доля налогов должна быть выплачена еще до того, как фильм будет закончен и его увидят зрители. Еще до того, как он сможет заработать. До этого прекрасного момента чаще всего проходит минимум год, а то и больше. И все это время кинокомпания должна как-то просуществовать, а когда наконец появляются выплаты от проката, они тут же подпадают под налог на прибыль. Понятно, что руководители как могут уклоняются от подобного обременения. В результате даже редкие эффективные кинокомпании, согласно своим финансовым показателям, выглядят как без пяти минут банкроты.

Тут кстати, часто возникает еще одна интересная коллизия. Если производящая компания не сумела «спрятать» свою прибыль, то в следующем налоговом периоде она обязана осуществлять пропорциональные авансовые платежи. То есть компания обязана заплатить «вперед» налог на прибыль, которой у нее нет, и не факт, что она скоро появится. Понятно, что эти деньги берутся из текущих проектов или кредитов, которые тоже нужно на что-то обслуживать.

Приходится констатировать, что основная фискальная нагрузка в киноотрасли приходится на производство. А вот прокат и дистрибуция, где, собственно, в кино и возникает реальный доход, от налогов на выручку освобождены. Проще говоря, основные налоги в киноотрасли приходятся не на доходы индустрии, а на расходы. И в такой ситуации вполне естественно, что частнику расходы на производство увеличивать неинтересно, соответственно страдает качество. И попытка решить эту проблему, просто дав денег из государственной казны, неэффективна. Количество откровенной халтуры, снятой на государственные деньги, просто зашкаливает. А следовательно, все эти фильмы заведомо не способны заработать денег в прокате. Поэтому выпуск в прокат сводится лишь к нескольким экранам. Да и те в реальности предоставляются за неофициальную плату от продюсера. То есть это не доход, а убытки. Но зато можно отчитаться, что фильм вышел в прокат.

Однако год за годом продюсеры обращаются в Минкульт за частичной господдержкой. Они «находят остальные средства». Откуда? Зачем? Кто покрывает убытки? Чудеса, да и только. Сказки про спонсоров стоит сразу оставить. Самые лояльные спонсоры не будут помогать фильмам, которые по определению никто толком не увидит. Все дело в том, что сметы этих фильмов — абсолютная «липа». Просто дружественные кинокомпании оказывают друг другу несуществующие услуги и осуществляют из этих же государственных денег несуществующее в реальности софинансирование. Говоря проще, одни и те же государственные деньги ходят кругами, благо НДС в кино не платят. Сколько в реальности будет потрачено на производство по заведомо липовой смете, остается на совести продюсера. Не секрет, что после просмотра любого фильма все профессионалы с той или иной точностью могут сказать, каков был реальный производственный бюджет. Соответственно, какова разница между реальными расходами и заявленными официально. И тут все достаточно грустно.

При выделении крупных бюджетов для «фильмов-событий» опять-таки часто вся разница лишь в больших масштабах приписок и несколько более высоком качестве технического исполнения. Ибо и здесь обычно задача о прибыльности фильма не стоит. Все заранее считают российские фильмы убыточными. Даже «Уолт Дисней Компани СНГ» при производстве в России своей сказки «Последний богатырь» обращался за безвозвратной господдержкой и получил ее, хотя и без этого проект был вполне прибыльным. Зачем за счет российского бюджета увеличивать и так значительную прибыль американской кинокомпании в России, не вполне понятно. Но это частный случай. Да и кино получилось явно неплохое на общем весьма посредственном фоне.

Вот, собственно, как мне кажется, и ответ на вопрос, почему значительная часть российских фильмов оставляет желать лучшего, а киностудии находятся в перманентном кризисе. Причина только одна: пока производить качественные фильмы в нашей стране не выгодно.

Все это случилось не сегодня. Отрасль так функционирует уже много лет. За эти годы сложились целые кланы по «осваиванию» госденег на производство весьма посредственных фильмов. Все это происходит почти в открытую. Навести здесь порядок при существующей системе нереально. Все дело в том, что участники кинобизнеса заведомо поставлены в условия, когда у них нет и не может быть другой схемы работы, кроме рассказанной выше. Понятно, что изменить налоговый режим целой отрасли — задача непростая. Прежде нужны серьезные экономические исследования и на микро-, и на макроуровне, чтобы понять, какие меры будут наиболее эффективными. Как выстроить такую систему, чтобы основная часть налогов в киноотрасли приходилась на доходы, а не на расходы. Ведь палитра возможных изменений весьма широкая, в мире уже есть большой опыт, нужно лишь им воспользоваться. Давно придуманы и налоговые векселя, и отсрочки, и освобождение от налогов грантовых денег, и другие меры поддержки определенных отраслей. Главное, чтобы новая система была простой, понятной и доступной для широкого круга. Ведь дело совсем не в честности отдельных людей, а в сформированных условиях ведения бизнеса для всей отрасли. Вот их и предстоит создать, если мы не хотим исчезновения российского кинематографа. 

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх