Газета «Культура»

92 подписчика

Свежие комментарии

  • Сергей Дмитриев
    "На Казанском вокзале", на видном месте, на мраморной доске, крупным, отлитым в бронзе шрифтом, набрать стихотворение...На Казанском вокз...
  • GriG Ms
    В той гавнище руского майдана как и в нонешних было тыщи взглядов как улучшить самодержавские порядки -- у купцов одн...Человек из стали:...
  • Николай Кержаков
    Всем, всем, всем!!!! На смену ныне стоящей научно-познавательной Древне-греческой ЛУКАВОЙ философии уже в Пути ( при ...Русский код возро...

Суздальский металл и серебро Рязани

Суздальский металл и серебро Рязани

-- Август для археологов — важный месяц. Это конец экспедиционного сезона, когда мы начинаем подводить итоги, — говорит Николай Макаров, директор Института археологии, открывая торжественную демонстрацию двух главных находок этого года.

Сами находки лежат тут же, аккуратно разложенные на подставках. Справа от директора сплошные блеск и сияние — это клад женских серебряных украшений конца XI — первой половины XII вв. Серебро уже почистили от патины и грязи. Теперь оно сверкает так, как будто все мы пришли не к археологам, а в ювелирный магазин. Это клад, обнаруженный в этом году в 4 километрах от городища Старая Рязань, где работает Старорязанская экспедиция ИА РАН. Слева — кургузые, позеленевшие от времени металлические корюзлики, отдаленно напоминающие уточек, скромные подвески и красные бусики. Это второй клад, обнаруженный Суздальской экспедицией ИА РАН. Скромные суздальские висюльки старше роскошного старорязанского серебра почти на тысячу лет и относятся к той ранней эпохе освоения Суздальского Ополья, о которой пока известно непростительно мало. Позеленевшие от времени уточки — это первая подобная находка в истории Суздальской экспедиции, которая может закрыть огромные лакуны в наших знаниях о дославянской Руси.



Находка кладов для археологов — дело редкое и в высшей степени ценное. Обычно археологам достаются обломки, часто буквально микроскопические остатки древних предметов обихода, по которым кропотливо восстанавливается картина целого, строятся или опровергаются теории об исторических событиях, бытовых обстоятельств древней жизни. Клад — это редчайшая возможность увидеть и изучить не только целые вещи, но и их комплексы, что для археолога просто неисчерпаемый источник информации.

— Археологам нечасто приходится держать в руках клады, только что извлеченные из культурного слоя, — говорит Макаров. — Однако ценные предметы, намеренно сокрытые в древности, имеют огромное значение для познания прошлого: это источники особого качества, открывающие для нас наиболее сложные ремесленные технологии, образы искусства, социальную иерархию, а иногда — и конкретные события.

На этот раз клады рассказывают не только о прошлом, но и о благородстве наших современников. Роскошный клад из-под Старой Рязани в начале августа принесли археологам в подарок местный житель, обнаруживший его в осыпи оврага на Спасской Луке на излучине Оки неподалеку от села Исады. Археологи полны признательности тому доброму человеку, который не прибрал к рукам два кило старого серебра, а честно отнес клад ученым. Для них это сокровище куда важнее его рыночной ценности.

Дело в том, что клад был найден не в самой Старой Рязани, а в 4 км от некогда процветавшего города, разрушенного в 1237 году Батыем. С тех пор, как в 1945 году археологи начали системное изучение этого поверженного и так и не восстановившегося города (современная Рязань была основана в другом месте), там было найдено уже 17 кладов. Самый первый, так называемые Рязанские бармы, нашли еще в 1822 году, и он тут же отправился на хранение в Оружейную палату Кремля. Однако все эти клады относятся к моменту падения Старой Рязани. Войны, к сожалению, — одна из главных причин, побуждавшая людей древности делать закладки в тайных местах. Так же поступали и рязанцы: нашествие варваров с юга заставило многих припрятать нажитое в надежде переждать войну и вернуть сбережения. Но этот клад особый. Драгоценные украшения были спрятаны примерно за полтора века до Рязанской катастрофы. Известно, что поселения появились вокруг Старой Рязани позже, чем клад был заложен. Само место сокрытия клада кажется странным. Серебро нашли на краю оврага, там, где никаких следов поселений вообще нет.

Обнаружение этого клада — это классический пример того, как историкам помогает случай. Археологи незадолго до чудесной находки сами обследовали район залегания клада и, не найдя там следов культурного слоя, перешли к изучению соседних селищ. Но местному жителю повезло больше.

Клад действительно роскошен. Он включает 32 серебряных шедевра: восемь шейных гривен, 14 браслетов, пять височных колец, бусину с зернью и денежные гривны. Все эти предметы очень разнятся по стилю и вряд ли принадлежали одной женщине. Скорее всего, это чьи-то накопления, причем немалые. На все это серебро в те времена можно было купить 5 – 6 хороших княжеских коней.

— Исадский клад явно древнее старорязанских, включает иные типы украшений, они выполнены в более простой технике и более архаичной манере, — говорит руководитель Старорязанской экспедиции Игорь Стрикалов. — Большинство найденных предметов уникально для Среднего Поочья. Изучение клада еще только началось. Предстоит провести анализ состава металла украшений, техники их изготовления, что, возможно, приоткроет некоторые тайны, связанные с его попаданием в землю, а возможно, и некоторые страницы истории Старой Рязани и Среднего Поочья. После изучения клада его передадут в Рязанский историко-архитектурный музей.

Если обнаружение старорязанского клада — это чистое везение, то находка второго клада была результатом тщательной системной работы археологов. Сотрудники Суздальской экспедиции ИА РАН, начав с исследования истории региона времен русского Средневековья, за первые лет десять своей работы накопили достаточно материала, чтобы перейти к изучению более ранних и куда менее известных эпох жизни Ополья. Но если на месте Старой Рязани и ее окрестностей люди практически не селились, то Суздальское Ополье последнюю 1000 лет было плотно заселено. Это приводит к тому, что археологам приходится пускать в ход один из самых трудоемких методов работы — сплошное обследование. Обследованию подвергается вся поверхность земли, в том числе и распаханные поля. В этом году сотрудники экспедиции на правом берегу Нерли-Клязьминской обнаружили среди отвалов распашки детали древних украшений. На месте находки тут же заложили археологический шурф и вскоре обнаружили клад.

— Нам просто повезло, — говорит нашедший клад младший научный сотрудник отдела средневековой археологии ИА РАН Александр Морозов, — наш клад находился в небольшой ложбинке на пашне. Буквально в десяти метрах от места клада глубина запашки составляла 35 см, а в этом месте на 10 см меньше. Если бы пахали чуть глубже, целостность клада была бы нарушена, и, вероятно, мы бы его просто не нашли.

Последние годы Суздальская экспедиция целенаправленно ищет следы дославянских селищ I тысячелетия. Тогда основным населением региона были не славяне, а племена из группы поволжских финнов. В русских летописях их называют «меря». Об этом периоде жизни Суздальского Ополья до сих пор почти ничего не известно. Поэтому находки археологов в буквальном смысле пишут историю региона.

Клад, обнаруженный в этом сезоне, располагался на территории недавно найденного древнего селища, существовавшего в середине I тысячелетия. По сравнению с другими памятниками того времени селище поражает своими размерами — оно занимает территорию 9 гектаров. До сих пор здесь находили лишь остатки керамической посуды, изготовленной без использования гончарного круга. Металл поволжским финнам тогда уже был хорошо знаком, а технология литья была широко распространена. Однако металлические предметы до сих пор встречались крайне редко. Клад этого года представляет собой коллекцию женских украшений. Рядом была найдена и металлическая чаша не местного производства. Клад, по всей видимости, хранился в берестяном туеске, который хозяева припрятали в самом центре древнего селища. Поверх прочих вещей лежал сложный женский головной убор, состоявший из множества подвесок, спиральных пронизок, накладок и прочих элементов. Это первый случай, когда археологи нашли полный комплект женских украшений. До сих пор подобные предметы в Суздальском Ополье вообще не находили. Теперь ученые могут представить себе, как в те времена одевалась взрослая женщина. Поволжские финки носили на голове венчик, который получали еще в девичестве. Взрослые женщины добавляли к венчику шапочку и височные кисти. Кроме головного убора в кладе обнаружена круглая литая бляха-застежка, которая тоже была частью женского наряда. Особенно интересны для ученых шесть полых литых подвесок-уточек, которые крепились к женскому головному убору на кожаных шнурках, украшенных металлическими бусинами. Эти самые уточки не что иное, как один из персонажей общего для всех финнов Волго-Окского региона и Прикамья космогонического сюжета. Утка — главная героиня финского мифа о происхождении мира.

Все металлические предметы клада были произведены местными ювелирами. А вот три браслета из непрозрачных стеклянных бус красного цвета — это уже импорт. Стеклодувного дела финны не знали.

Фото: Кирилл Зыков, АГН Москва

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх