Газета «Культура»

87 подписчиков

Свежие комментарии

  • Алла Дубинина
    Как много новостей из разных волостей. Особенно умиляет что все это теория...Предки славян отп...
  • Игорь ВОСТОКОВ
    Статья написана недругом как СССР , так и современной России, помесь либерала и русофоба.Барбара Брыльска:...
  • ВЛАДИСЛАВ
    Манижа по своим манерам - это очередная Приходько. Та тоже вылезла из небытия за счёт России на Евровидении, а потом ...Манижа выступит в...

Александр Щеряков, кинопродюсер: «Важно дать высказаться людям, не загнанным в рамки киношкол и не отягощенным объемным культурным багажом»

Александр Щеряков, кинопродюсер: «Важно дать высказаться людям, не загнанным в рамки киношкол и не отягощенным объемным культурным багажом»

Фото: Геннадий Авраменко.


19 июня стартует самый необычный смотр страны: онлайн-кинотеатр KION представляет бесплатный Фестиваль уличного кино и лучшие российские короткометражки на 1300 площадках от Владивостока до Калининграда. «Культура» пообщалась с генеральным продюсером марафона Александром Щеряковым.

— Как начиналась фестивальная одиссея?

— В 2014 году нам с женой пришла идея показать самые удачные отечественные короткометражки в десятках городов России и дать возможность зрителям проголосовать за лучшее кино вне рамок традиционного фестивального формата. Обычно смотры проходят в статусной локации, и компетентное жюри решает судьбу участников в закрытой комнате... Наверное, это правильно, но хотелось авантюры — создать фестиваль, который сам приезжает к людям и бесплатно показывает хорошее кино, не попадающее в широкий прокат. Мы дали зарок работать только на улицах, для максимально широкой аудитории — фактически сами себя загнали во внеформатные рамки. Для чего? Чтобы каждый зритель смог проголосовать за полюбившееся кино светом фонарика. Принципиально важно дать высказаться людям, не отягощенным рамками киношкол или объемного культурного багажа. С этой идеей в 2014 году мы пронеслись на 16-метровой фуре от родного Владивостока до Москвы…

— С проектором и экраном?

— Вовсе нет, у нас не было ни оборудования, ни денег — нам просто не на чем было ехать, и мы сговорились с дальнобойщиком, разрешившим забрендировать свое авто фестивальными баннерами. В каждом городе нас встречали друзья, помогающие организовать показы.

— Как удалось мобилизовать соратников-энтузиастов?

— Через социальные сети. Кому-то хотелось увлечь свой город новой движухой, кого-то привлекал короткий метр, для демонстрации которого тогда не существовало прокатных возможностей… Мы по разному мотивировали коллег, и они помогали нам арендовать площадки, добывать технику — кто-то уговаривал местное руководство, кто-то приносил свои старые колонки, другие натягивали на деревьях фестивальный билборд, чтобы на обратной стороне показывать фильмы. Там мы охватили 16 городов, в следующем году повторили эту сумасшедшую историю, и фестиваль заметили в Европе — проект лег на стол тогдашнему генеральному секретарю ООН Пан Ги Муну, который сказал: «Ребята, вы делаете чумовую вещь, но почему только в России? Приезжайте в Европу!» Так мы, бедные студенты дальневосточного университета управления, проснулись с новой мечтой…

— Почему выбрали коротышек и каким образом удалось сформировать программу?

— Мы исходили из понимания формата, хотелось представить насыщенный контент за один или два вечера: если бы мы взяли полнометражную картину, это напоминало бы промотур, никакой драматургии, и мы выбрали соревновательность. А сейчас все видится иначе — медийный контент становится все более емким, ТикТок приучает нас делиться одноминутными роликами, молодая публика перестраивается, и наши короткие истории укладываются в ее тренд. Таким образом, фестиваль уже охватывает и тех людей, кто почти не ходит в кино. Все начиналось с кондачка, по-партизански — мы искали интересное кино в Сети, стучались к авторам, просили показать их фильмы публике с фонариками — кто-то отказывался, кто-то соглашался… Проект стал «обрастать» профессиональными знакомствами с режиссерами, киноклубами, киношколами, региональными и столичными компаниями — они стали регулярно отправлять свои ленты на отбор, но и сейчас мы живем активным поиском новых авторов.

В последние годы нам удалось учредить первую премию в размере полутора миллионов рублей, она подогрела дополнительный интерес участников — так или иначе, к нам стремятся все, кто рассчитывает на признание самого массового зрителя России.

— Тем не менее у смотра есть регламент?

— Довольно гибкий: мы показываем новые фильмы, но не настаиваем на премьерном формате. Но желающих воспользоваться правом первой ночи наедине со всей страной становится все больше, и это приятно.

— При этом вы не спешите развивать международный успех...

— Были определенные сложности с западными коллегами, и мы решили, что сейчас нам более интересно работать в России. Главное — нащупали алгоритм: в 2015-м посетили 47 наших и европейских городов, год спустя — 300, охватив миллион граждан 67 стран мира, и осознали, что эволюция качества достигается именно дома. Дистанционное сотрудничество с зарубежными партнерами не предполагает динамичного развития проекта, и мы поставили Европу на паузу, чтобы создать самую широкую в мире фестивальную географию и проводить показы уличного кино на максимально высоком уровне. Сегодня мы охватываем 1300 площадок в тысяче населенных пунктов страны и еще в прошлом году были готовы вновь рвануть на Запад, но помешал карантин.

— Какую аудиторию предполагаете собрать в этом году?

— В связи с ограничениями, на соблюдение которых уходит треть нашего бюджета, около 400 тысяч.

— Сколько площадок зажжете в столице?

— Около двадцати. Мы стартуем 19 июня в Зеленом театре ВДНХ с выступления электропоп-певицы Mirèle и public talkом «Короткометражное кино: в чем суть и как делать круто» с участием журналиста Владимира Раевского и кинокритика Егора Москвитина. Покажем девять конкурсных короткометражек, а 20-го еще 16 фильмов внеконкурсной программы, анонсы размещены на сайте https://wsffest.com/program.

— В конкурсе соперничают профессиональные ленты начинающих и известных режиссеров Натальи Мещаниновой, Бориса Хлебникова, Оксаны Карас с участием популярных актеров. Не предполагаете дать шанс авторским и любительским лентам?

— В рамках спецпрограмм. Если рискнем массово показать очень интересное экспериментальное кино, с которого через 10 минут уйдет 10 человек, мы потеряем их навсегда. Главная задача — демонстрировать короткометражные молодежные увлекательные фильмы, именно поэтому мы стараемся превращать наши показы в масштабные городские праздники — пикники с лекциями, творческими встречами, велопробегами, народными гуляньями, чтобы зрители «зависали» на пару часов и на следующий год приходили смотреть кино. Разумеется, речь идет не о «вылизанных картинках», которыми защищают дипломы большинство выпускников отечественных киношкол. Главное для нас — эмоции, интересно рассказанные истории, а качество изображения или участие звезд — дело десятое. Некоторое время мы показывали картину «Солнечный ветер», рассказывающий о слепом мальчике, две трети хронометража зритель видел черный экран, а остальное — нарезку фрагментов, увиденных им в течение жизни. Очень простая, пронзительная история; люди не скрывали слез.

— Какие города активнее всех зажигают фонарики?

— Миллионники. Особенно тепло принимают в Краснодаре, Екатеринбурге, Владивостоке, Саратове, Ростове-на-Дону. Нас тепло принимают и в небольших городках — например, ярославском Тутаеве. Уже несколько лет они показывают кино на экране баржи, стоящей в 150 метрах от берега, — это самый крупный кинопоказ на воде. Буквально все жители собираются на берегу… И это не самый экстремальный вариант — мы устраиваем открытые кинотеатры и в неприбранных пространствах, даря им новую, урбанистическую жизнь, а еще на крышах домов, у подножия вулканов.

— Помогает ли вам государство?

— Да, вот уже четвертый год мы выигрываем президентские гранты. Это очень хорошая штука, большое подспорье. У нас были некоторые стереотипные опасения предвзятого отношения к несистемным ребятам, но нам обеспечили максимально прозрачный отбор, и мы благополучно отчитались о результатах, хотя критерии нашей оценки были очень жесткие. Многие некоммерческие организации, связанные с благотворительностью, урбанистикой, культурой, смогли укрепиться благодаря этим грантам.

— Сталкивались ли с бюрократической волокитой и саботажем?

— Нет, нам всегда идут навстречу, в некоторых регионах у нас сложились добрые отношения с начальниками департаментов культуры. Когда начинали и были «котами в мешке», старались действовать через местных культуртрегеров, уже знакомых руководству, а сейчас на нас работает репутация. Имела место и настороженность со стороны зрителей, но мы сняли ее хорошим контентом и последовательной работой с улицей — мы не про Канны и метафоры, а про людей, рассказывающих истории, понятные людям.

— По числу зрителей вы стали не только самым масштабным, но и наиболее посещаемым российским фестивалем. А скольких волонтеров объединило уличное кино?

— Цифра может показаться неправдоподобной — около двадцати тысяч человек. Только на международном фестивале 2015 года от Владивостока до Лиссабона нам помогали четыре тысячи организаторов: энтузиасты уличного кино помогали готовить площадки, субтитрировать контент, переводить на иностранные языки, арендовать технику, договариваться с властями… А сейчас мы охватываем тысячу городов, и в каждом нас поддерживает команда единомышленников.

— Изменил ли вас успех?

— В целом несильно, ведь большая часть принципов, с которыми подходил к делу, оказались состоятельны. Правда, я стал более тщательно относиться к юридической и финансовой стороне работы. Раньше они мне казались несущественными — дескать, не в деньгах счастье, главное — начать, а деньги, и бартер, и соратники найдутся. Сейчас стал степенней и дотошней, ведь у разрастающегося проекта рисков становится гораздо больше. Так что наша команда осталась прежней — быстрой, адаптивной, верящей в то, что крутая идея, вдохновляющая аудиторию и организаторов, важнее любого бюджета. Важно с самого начала налаживать связь — делиться замыслом и слушать аудиторию — интересно или нет, и менять концепцию, если нужно. В итоге на двадцатом или тридцатом драфте ты нащупываешь нечто, что всех заводит, и остается только это воплотить.

— Как звучит сейчас идея фестиваля?

— Мы показываем короткометражные фильмы (преимущественно начинающих авторов) под открытым небом, доверяя зрителям роль жюри. Все эти элементы работают друг на друга — если изъять один, от самого демократичного фестиваля в мире отвернется большинство. Мы делаем все для объединения самой разнообразной аудитории, и людям важно, что к ним прислушиваются. И потом… это просто красиво: улица или поляна, звездное небо над головой, сидишь со своей девушкой под пледом и смотришь хорошее кино. Хотя бы раз в год.


Фото: Геннадий Авраменко.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх