Газета «Культура»

129 подписчиков

Свежие комментарии

  • Ol Solos
    Согласен с В.Путиным. Жаль лишь то, что президент не видит, что тормозом в развитии русской культуры является зацикле...Путин назвал глуп...
  • Александр Иголкин
    Все правильно. Нахер с пляжаСцены с Ургантом ...
  • Надежда Белугина
    Не была их зрителем задолго до СВО, поэтому не испытываю никаких чувств по их исчезновению.Сцены с Ургантом ...

Великий скромный человек: ушел из жизни Валерий Шадрин

Великий скромный человек: ушел из жизни Валерий Шадрин

Его имя войдет в историю искусства как имя великого продюсера, непревзойденного коммуникатора, основателя, первого президента, бессменного генерального директора и автора концепции программ Международного театрального фестиваля имени Чехова.

Умер Валерий Шадрин. Горестная весть потрясла весь театральный мир, и в этом нет преувеличения. Память о Валерии Ивановиче останется не только в сердцах родных и близких ему людей. Шадрина не просто уважали, его любили — все, кому выпало счастье пересекаться с Валерием Ивановичем на жизненных дорогах.

Первые пробы творческих сил связаны с годами учебы в престижном Бауманском институте, где студент Валера Шадрин с энтузиазмом занимался общественной деятельностью. Дипломированного инженера направили на комсомольскую работу и он увлеченно устраивал знаменитые выставки молодых художников на Кузнецком мосту, за которыми строго следили чиновники и сама министр культуры СССР Екатерина Фурцева; готовил встречи с писателями; памятен знаменитый вечер с Евгением Евтушенко в Политехническом музее. Тогда же состоялся диалог Шадрина с Олегом Табаковым, еще актером «Современника», после которой Валерий Иванович начал «пробивать» идею создания экспериментальной актерской студии для старшеклассников.

Потом, уже на высоких чиновничьих постах — начальника Главного управления культуры Москвы, члена Коллегии министерства культуры СССР — Валерий Шадрин не запретил ни одного спектакля. Он отстаивал каждый, что не нравилось партийным властям, упрекавшим его в деликатности. Шадрин же упрямо помогал Юрию Любимову сохранить «Бориса Годунова», Борису Морозову — спектакль «Смотрите, кто пришел», с Валентином Плучеком отстаивал «Самоубийцу» по Эрдману. В те советские годы расцвета театрального искусства Валерий Иванович оказался внутри творческого процесса, где почувствовал себя комфортно. «Многие люди театра стали моими друзьями, я рос и формировался вместе с ними и никогда не общался по принципу: я — начальник, ты — дурак. Мы вместе искали выходы из всех ситуаций. Нас объединяли общие взгляды на театр как на общественную трибуну, политическую кафедру: спектакли не давали ответов, а ставили вопросы, говорили о проблемах», — рассказывал «Культуре» Валерий Иванович.

Вместе с одним из близких друзей — Марком Захаровым — добились прекращения посылать на гастроли представителей спецслужб — офицеров безопасности под видом рабочих сцены. Эта завуалированность провоцировала бесполезные и опасные дискуссии. Сопровождающих начали официально включать в списки делегаций. Мечты о фестивальном движении появились у компании театральных товарищей еще в середине 80-х, в нем они видели источник обновления сценического искусства. С Олегом Ефремовым и Кириллом Лавровым Шадрин создал Международную конфедерацию театральных союзов — правопреемника СТД СССР.

К мнению Валерия Ивановича прислушивались все профессионалы, хотя он не был ни актером, ни режиссером, ни музыкантом, ни театральным директором, он был Шадриным — человеком, который понимал и любил театральное дело деятельно и страстно. Его называли Дягилевым нашего времени, продюсером с безупречным вкусом художника и кругозором искусствоведа, театральным организатором со знаниями сценической технологии. От него исходило чувство уверенности, его присутствие придавало проектам стабильность, задуманное было неизменно направлено на укрепление дружбы между народами. Он объединял людей, соединял разные жанры и художественные направления, никогда не опасался рисковать и искренне любил зрителей — на спектаклях Чехов-феста не проявлялся возрастной ценз, в зале встречались дерзкая молодежь и умудренные театралы со стажем.

Без Шадрина театральная жизнь, не только России, но и мира, последние три десятилетия была бы совершенно иной. Чеховский фестиваль — самый первый, самый масштабный, самый мощный театральный проект России — привез и показал Отечеству лучшие спектакли европейского театра в те годы, когда о многих режиссерах, даже о Джорджо Стрелере и Питере Бруке, знали только специалисты. Чехов-фест представил сценические шедевры от Петера Штайна и Арианы Мнушкин, Робера Уилсона и Пины Бауш, Тадаси Сузуки и Робера Лепажа, Рене Гонзалес и Люка Бонди, Даниэле Финци Паска и Бартабаса с труппой невероятной лошадей (конный театр «Зингаро» с тремя десятками скакунов приезжал трижды, выступал в музее-заповеднике «Коломенское» — зрительский интерес зашкаливал). «Благодаря Чеховскому фестивалю наш театр стал частью мирового театрального процесса. Не могу назвать ни одного крупного режиссерского имени и знаменитого театра, которые благодаря тридцати волшебным годам Чеховского фестиваля не побывали бы в Москве», — сказал профессор Алексей Бартошевич.

У Чеховского фестиваля была (хочется сказать в настоящей времени — есть) и другая ипостась — команда Шадрина проводила в разных странах «сезоны русского театра» с показом лучших российских спектаклей, готовила театральные программы Национальных дней России на всемирных выставках, придумывала праздники. Страны СНГ и мира открывали современный российский театр. Продюсерские идеи Шадрина подхватывали знаменитые мастера сцены и на радость публики появлялись новые спектакли. Совместные проекты, копродукции — это тоже Шадрин. Стартовой оказалась тетралогия Эсхила «Орестея» (первая постановка зарубежного режиссера в России после паузы в восемь десятилетий!), прописанная на неуютной тогда, безразмерной сцене Театра Армии. А к 150-летнему юбилею Чехова фестиваль подготовил 15 ко-продукций в сотрудничестве с театрами России и зарубежных стран. Сразу же, как появилась печальная весть об уходе Валерия Шадрина, на адрес Чеховского фестиваля из всех уголков мира полетели соболезнования и во всех, без исключения, содержатся слова благодарности за счастье, что «благодаря Валерию узнали русский театр».

А первая театральная Олимпиада, которую объединили с Чеховским фестивалем, организованная Шадриным и его командой! Из Театра Моссовета — к Манежу и Кремлю шли красивые жизнерадостные восторженные люди. По Тверской в день церемонии открытия сняли троллейбусные провода, потому что декорации десятков трупп, выступавших под открытым небом, были выше проводов.

Благодаря Чеховскому фестивалю и Валерию Шадрину Москва увидела более 500 спектаклей из 51 страны мира, познакомилась с легендарными труппами, встречала выдающихся режиссеров и актеров. Когда «Культура» попросила Валерия Ивановича накануне его 80-летия найти время для интервью, он ответил: «Вы уверены, что оно необходимо? Дело не во мне, просто попадались на пути замечательные мастера, а я налаживал с ними контакты».

Каждому из нас казалось, что Валерий Иванович относится именно к нему особенно – так это, думаю, и было — внимания и обаяния Шадрина хватало на всех. Безупречную репутацию Чехов-феста складывала его верная команда, которую он считал своей творческой семьей. Только они, самые близкие люди, знали, что их руководитель не спал, терзался, нервничал, когда эпидемия, карантин и санкции закрыли границы и перекрыли кислород фестивалям. Чеховский продолжил свою работу, решил идти на сопротивление. «Нельзя сидеть и ждать, надо учиться жить в тех условиях, что сложились, и не лишать людей радости», — считал Валерий Шадрин.

Последний раз Валерий Иванович появился на пресс-конференции, посвященной Чеховскому фестивалю 2023 года. Он плохо выглядел, но хорошо говорил, и не сомневался, что форум состоится, предложил вопреки санкциям интересную программу спектаклей из 13 стран мира, среди них — Индия и Китай, Аргентина и Бразилия, Вьетнам и Куба, Чили и ЮАР. И как всегда, афиша смотра выстраивается на пересечениях жанров и балансе вечных ценностей и современных исканий.

Традиционные слова о «большой потере» не помогают притупить боль – мы еще не знаем меру этой потери. Он — из незаменимых. Наши соболезнования семье Валерия Ивановича и осиротевшей команде фестиваля. Продолжение Чехов-феста станет лучшей памятью о великом и скромном человеке — Валерии Ивановиче Шадрине.

Фотографии: Кирилл Зыков / АГН Москва; (на анонсе) предоставлено пресс-службой фестиваля.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх